0.0 сек 5

Mass Effect: Wandering

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mass Effect: Wandering » Самый важный момент » "Званый ужин со смертью" — 14.10.2185


"Званый ужин со смертью" — 14.10.2185

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Название: Званый ужин со смертью
Дата и время:  14.10.2185, вечер
Место действия: Цитадель
Участники: Кольят Криос, Эрелира Т'Нерия
Краткое описание:
Bee of night: Этот ублюдок Зерах ничерта не знает про своего брата с тех пор, как под него копает СБЦ за какую-то дрянь с наркотой, спрятался в норе и не высовывается, ваш контакт бесполезен! Я отказываюсь от заказа!
534LK_waiter: Возможно, СБЦ что-то знает. Мы удвоим оплату за связанные с делом трудности.
Bee of night: Я не буду работать с СБЦ. Они там поголовно идиоты.
534LK_waiter: Плюс оплата расходов. Подумайте. Мы не торопимся. Двое уже отказались.
Bee of night вышел из беседы.

- И кто конкретно охотится за тобой, ра-адость моя?
- Рожа паскудная, зеленая, глазищи черные - страх берет! Чуть сбежал в прошлый раз!

Уже что-то. Дреллов на Цитадели меньше, чем щедрых волусов.
И кому же у нас так повезло-о?..

- Вы же убьете его, госпожа?
- Обязательно.

Отредактировано Erelira T'Neria (2015-08-31 10:10:12)

0

2

Когда Ма'айк пропустил третью встречу к ряду, Кольят начал бить тревогу. Один прогул не был для "постоянных клиентов" программы по работе с несовершеннолетними чем-то необычным. С периодичностью в неделю-две дреллу так или иначе приходилось тащиться на нижние этажи к камерам задержания для того, чтобы поручиться за еще одного своего подопечного. Охрана уже давно окрестила его "мамочкой", выдавая для заполнения упрощенную форму (всего четыре листа вместо пяти!) и выводя наружу новую жертву несправедливых обстоятельств. Под пристальным взглядом турианцев, беспризорники неизменно покорно склоняли головы, всем своим видом изображая искреннее раскаяние, однако, как показывала практика, пламенных обещаний хватало в среднем часов на восемнадцать. К счастью, ловили их в основном на мелком. Мошенничество с игральными аппаратами, взлом кэша торговых точек, использование периферийных потоков данных в качестве расширителя экстранет канала. СБЦ смотрело на такого рода преступления сквозь раскрытые пальцы – большинство обитателей Цитадели даже и не замечали их эффект на свои кошельки, а значит до общественного резонанса дело доходило только если в отлаженный процесс внезапно вмешивался кто-нибудь из дипломатического корпуса.
– Ли, – умение говорить одновременно и вкрадчиво, и угрожающе Кольят перенял у отца, – ты же понимаешь, что я все равно узнаю правду, да? Мне казалось, что мы с тобой друзья.
На последней фразе глаза мальчишки, зажатого между нависающим дреллом и стеной, метнулись в сторону. Вина. Сомнение. Страх. Тейн научил его, как отличать одну эмоцию от другой на неестественно гладких лицах выходцев из Солнечной системы.
Тейн и Ориана.
– Коль, я не крыса...
– А я не капитан Бейли. Последний раз спрашиваю: во что вляпался Ма'айк? Поверь, если ты опять будешь корчить из себя святую невинность, я просто запру тебя на час в кабинете с Вирнусом. Хочешь?
Молчаливый турианец был у беспризорников чем-то навроде классического Злого Властелина. Иногда Кольят поражался размаху детской фантазии – многие сценаристы фильмов о Бласто наверняка не задумываясь убили бы даже за половину приходящих в их светлые головы идей. Вирнусу приписывали все – от самоличного разгрома половины человеческой пехоты во время Войны Первого Контакта до событий всего двухлетней давности.
– Коль, ты же понимаешь. Я обещал молчать.
– Окей. Не хочешь по хорошему, будем по плохому. – подняв руку с закрепленным на запястье инструметроном, Кольят потянулся к голографическим кнопкам. – Вирнус все равно в последнее время скучает...
– Не надо! – обиженно шмыгнув носом, мальчишка сдался. – Только ты мне теперь будешь крепко должен.
– Не советую раскатывать губу. – наконец-то ему пригодилось это человеческое выражение. – Выкладывай.
– Ма'айку нужны были быстрые кредиты. У него мелкая сестра, а мамка их опять усвистала куда-то на колонию с очередным хахалем. Их ведь разделят по разным приютам если поймают, вот Ма'айк и хотел подделать документы. Дескать он уже совершеннолетний и опекун. Только без разрешения фиг где заработаешь. Нелегалов брал только Дерганый Джимми.
Плохие новости. Очень плохие. Дерганый Джимми в основном обитал в доках и, если верить слухам, активно приторговывал красным песком. Взять его с поличным СБЦ пока не удавалось, потому патрули просто лениво наблюдали за развитием ситуации и ждали выгодного момента.
– И когда ты последний раз видел Ма'айка?
– Неделю...нет, две тому назад. Он сбросил на нас Джемму и попросил присмотреть за ней пока он занят. Обещал после возвращения отстегнуть кредитов.
– А о том, что я вас всех просил с любыми проблемами сначала идти ко мне вы, конечно, коллективно забыли?
– Коль, – вина в глазах Ли настоящая, – мы не хотели тебя впутывать. За помощь нелегалам не только из СБЦ турнуть могут.
– Спасибо, в отличии от некоторых я не идиот. Так. Тащи своих и Джемму ко мне. – порывшись в карманах, Кольят извлек на свет карту-ключ. – Пока Ма'айк не вернется пересидите под присмотром. Дверь никому не открывать. При подозрительных звуках притворяться мебелью. Усвоил?
– Усвоил. – вновь шмыгнув носом, мальчишка крепко зажал карту в кулаке. – Это...спасибо.
– Как разберемся будешь благодарить. Шагом марш отсюда.
Не смотря на грозный вид и сосредоточенность, дрелл все же позволяет себе короткий, облегченный выдох. Дурные новости лучше полного отсутствия новостей.

Знакомство с преступным миром Цитадели пока проходило крайне туго. По понятным причинам идти к коллегам по СБЦ Кольят не стал. Ли, конечно, зря так долго держал язык за зубами, но в его словах была и доля правды – если ручного дрелла капитана Бейли поймают на помощи нелегалам, ему дадут такой пинок, что он спокойно долетит до самого Кахье без всяких полей эффекта массы. За себя он, на самом деле, боялся в последнюю очередь. Ютящейся в и без того небольшой квартирке малышне в случае провала грозила показательная отправка если не на трудовые колонии, то в разные перевоспитательные интернаты, из которых сбежать можно только когда ты станешь совершеннолетним по меркам своей расы. О том, как проходит процесс адаптации беспризорников к жизни в цивилизованном обществе, Кольят знал из показанных ему во время ориентирования видео. Ничего приятного или хорошего, но мелким об этом пока лучше не знать.
Для своих гостей дрелл неизменно нацеплял маску неисправимого оптимизма. Да, я прижал Зераха к ногтю, но он так плыл от красного песка, что не мог вспомнить даже имя их общей с Джимми матушкой. Да, у меня есть новая многообещающая зацепка. На самом деле загадочное послание было сродни той самой соломинке, за которую безуспешно хватаются человеческие утопающие. Проведя ладонью над инструментроном, Кольят вновь перечитал появившийся на спроецированном экране текст:

"Вы меня не знаете.
И лучше бы не знали.
Но вы копаете под одного человека.
Я знаю, где его найти. И как заставить говорить.
Если предложение интересно, приходите на званый вечер мистера О'Нейла. Приглашение на одну персону прилагается. Однако без должного костюма вас все равно не пропустят."

Спасибо хоть на том, что людное место. Особо серьезной крыши что у Зераха, что у Джимми согласно слухам не наблюдалось, а значит дельцы мелкой руки каким-то непостижимым образом привлекли внимание постороннего, частного лица. Вот уж чего дреллу сейчас не хватало для полного счастья, так это конфликтов с криминальным миром Цитадели.
И тем не менее особого выхода у него не было.
Взятый напрокат костюм был явно сшит не для дреллов. Пиджак с завидным упорством так и норовил сползти с плеч, заставляя Кольята поочередно поправлять то один рукав, то другой. Он не хотел беспокоить отца и Ориану, но на случай, если что-то пойдет не так и сигнал его инструметронам пропадет дольше чем на восемь часов, на их личные адреса ибудут отправлены практически идентичные сообщения.
Малышню нельзя надолго оставлять без присмотра.
На удивление, сканер, занесенный над штрих кодом приглашения, исправно пискнул и загорелся зеленым.
– Мистер Криос, – доселе постное лицо мужчины расплылось в елейной улыбке, – добро пожаловать.

+2

3

Двое отказались. Интересно, отчего же?
От того ли, что цель кто-то прикрывает? От того, что дело обещает быть громким? Или от нежелания пачкать руки о наркотики? За наемниками редко замечалась подобная щепетильность. Скорее всего предлагали элитарным, убийцам со своим стилем, вроде нее. Кто знает, кого что именно не устраивало. Ее - все. Начиная от грязи, шума и людности дела, связанного с наркотиками в цивилизованном сердце Галактики, и заканчивая непрошибаемостью системы безопасности.
Найти приличного хакера, который не затребует себе едва ли не весь ее гонорар - та еще проблема. И, что грустно, она сама не могла себе позволить лично встречаться с каждым кандидатом. Меньше следов. Тише. Неприметнее.
"Это платье, конечно же, совершенно не бросается в глаза".
Однако она прекрасно осознавала, что большинство запомнит платье, глубокий вырез спины, компенсирующий скромный намек на оный спереди, плавные изгибы, переливы света при размеренных движениях.
И очень немногие задержат взгляд на лице - к слову, тоже тщательно разрисованном.
Сегодня - в контрастный багрянец. Много свидетелей. Есть шанс, что кто-то запомнит.
И есть дрелл, который запомнит обязательно.
Множество, множество факторов для того, чтобы отказаться.
Но она пошла дальше.
Что это - жажда поживы, спортивный азарт или просто нежелание отступать, когда уже втянулась по кончики отростков у затылке.
Скорее всего - все сразу.

Она должна была быть полностью уверена в том, что ей хватит одного контакта, чтобы дотянуться до цели, чтобы не растягивать цепочку еще дальше - тем больше шанс жертв, тем больше шанс следа.
Наркоман, захлебнувшийся рвотой - одно.
Неопытный стажер-безопасник, попавший под перекрестье зон влияния двух крупных группировок - другое, еще терпимое.
Но вот целая цепочка трупов, связанная одним делом - уже совершенно третье, опасное.
Заинтересованный делом неопытный парень, у которого, однако, есть весь нужный доступ, подходил идеально.
А вот и он. Шагнул прямо к приманке.
В костюме, кажется, на несколько размеров большем. Похожий скорее на неуверенного мальчишку, чем на того монстра, которого ей расписал Зерах.
"Страх чернит озеро, и оно кажется бездонным..."

Она подошла не сразу, предпочитая, как всегда, понаблюдать со стороны. Благо, заскучать "мистеру Криосу" не дали. Здесь было пока не очень шумно, музыка приглушенная, басы чуть быстрее пульса, спокойные речи, холодные напитки, один из которых дрелл рассеянно попробовал, легкие закуски. Даже танцовщицы еще одеты и пытаются изображать из себя певиц. О, она бы показала, как нужно. Но у нее на этот вечер другая легенда.
Текучим белым мазком она шагнула к нему ближе, мимоходом коснувшись руки нужного человека, привлекая внимание:
- Доброго, я надеюсь, вечера, - она чуть наклонила голову в приветствии. Привлеченный слуга тут же поспешил помочь:
- О! Господин Кольят Криос - госпожа Аришая Т'Рони. Коллекционер...
- Полезных знакомств, - мягко улыбнулась девушка, отстраняя уже не нужного человека. - Можно просто Риша.
- О, госпожа шутит, - натянуто улыбнулся слуга (лакей? официант? богиня запутается в этих их официальностях). Лира едва заметно поморщилась - недогадливые слуги редко остаются на одном жаловании долго, но позволила ему договорить:
- Она очень искала вас, мистер Криос...
Нет, это уже наглость.
- Чтобы поговорить лично. Спасибо, Джек, можешь быть свободен.
- Джарвис...
Лира уже не слушала.
Она протянула руку в высокой белой перчатке оплетенной багряной лентой, чтобы увести дрелла хотя бы немного в сторону.
- В каждой шутке... Я действительно плохо разбираюсь во всем этом раритетном оружии, но большие мальчики очень любят свои игрушки, и, соответственно, любят меня. А это всегда приятно, не находите? - она остановилась, развернулась и впервые толком заглянула к нему в глаза, задерживая взгляд, изучая.
Темные. Так похожие на ее собственные в минуты, пропитанные блаженством. Вот только для их народа это норма, а для нее - проклятье.
- Не хотите пригласить даму на танец? - улыбалась она только губами.
Идеальное место для приватного разговора - толпа. Шушукающаяся парочка и без того привлекает немного внимания, а уж изредка бросающие друг другу фразы партнеры на танцевальной площадке вообще воспринимаются как декорации.

Отредактировано Erelira T'Neria (2015-09-16 15:33:51)

+3

4

Говорят, что азари одинаково привлекательны для всех рас. Говорят, что для того, чтобы влюбится без памяти, иногда хватает одной улыбки. Говорят, что феромоны особенно хорошо действуют на неокрепшее юношеское сознание. Кольят невольно ловит себя на том, что он усиленно кивает в такт каждому слову незнакомки, глуповато приоткрыв рот и продолжая машинально поправлять злосчастный пиджак. "Я никогда не встречал во всей Галактике никого прекрасней Вас." Нет, не то. "Вы напоминаете мне о прозрачных лагунах Кахье." Еще лучше. "В Ваших глазах можно потеряться." Не иначе как прямиком из первой главы пособия для начинающих пикаперов.
Пока пребывающий в прострации дрелл выбирает из своего скромного арсенала комплиментов самый подходящий стоявшему перед ним совершенству, совершенство успевает обзавестись именем и с грациозной легкостью избавиться от явно лишней компании то ли Джека, то ли Джарвиса. Из всей их недолгой беседы в обычно абсолютной памяти почему-то отпечатываются всего два слова: "сильно искала". Она? Меня? Жар возбуждения в одно мгновение сменяется парализующим холодом. Интересно, знает ли Аришия, нет, для него просто Риша, о тонкостях изменений в цветовой гамме дреллов? Сейчас Кольят усиленно молит всех богов своего отца, ханаров и прочих разумных рас впридачу о том, чтобы азари не заметила его смущение. Его открывающийся и закрывающийся будто бы у выброшенной на берег рыбины рот. Его трясущиеся поджилки.
А потом она заглядывает ему в глаза, и все тревоги разом отходят на второй план, в мановение ока став неважными и глупыми. Окружающий их мир блекнет и затихает. Смешивающаяся с чужими голосами музыка превращается в далекое эхо. Будто бы от остальных их отделяет колеблющаяся кромка воды. Будто бы в этом зале настоящая, осязаемая, живая лишь она.
До этого мгновения Кольят никогда не понимал пересказанную отцом память о его первой встрече с матерью. Снова и снова он задавал себе одни и те же вопросы: как единственный взгляд смог остановить профессионального убийцу? Как он сумел заставить его сомневаться не только в себе самом, но и в своем предназначении? Теперь он знал. В этой вселенной есть особенные существа. Те, чья красота не ограничивается лишь внешней привлекательностью. Совместимость душ. Близость, которую ощущаешь не обменявшись даже и парой слов.
Она – та самая. Она создана для него.
И вновь Риша будто бы читает его мысли. Протянутую ладонь Кольят сжимает в своей с трепетным предвкушением и наклоняется над ней, всего на миг касаясь губами пахнущей чем-то невыразимо сладким кожи. Даже в хорошие дни танцор из него совершенно никудышний, сейчас же внимание дрелла отвлекает лежащая на ее талии ладонь, плавный изгиб ее шеи, искусная смесь багряного с лазурным вокруг отростков на ее голове. Музыка все еще кажется бесконечно далекой, а потому он никак не может поймать ее ритм, спотыкаясь и дважды наступая на ноги своей партнерше.
Плечи чужого пиджака продолжают печально сползать вниз. Танец превращается в неравномерное покачивание. Мысли путаются, не в силах сконцентрироваться ни на чем кроме тепла ее тела под его руками.
Рядом с ней он как никогда раньше чувствует себя глупым, неопытным мальчишкой.

Отредактировано Kolyat Krios (2015-09-06 17:38:01)

+3

5

"Готов", - с некоторым умилением констатирует про себя Эрелира.
Она ждала вопросов, подозрений, предположений, возмущения в конце концов, но переоценила его способность сопротивляться. С дреллами наемница еще не "работала", а потому теперь не знала, личная эта черта, или общая для всей расы. Она читала о них. Абсолютная память. Ощущение, прокрученное не только через мозг, но и, казалось, органы осязания, обоняния, слуха. Повторенное десятки и сотни раз. Ослабеет ли эффект, если в ощущение вплетена чужая мелодия, мотив, диктующий ритм пульса и тяжесть дыхания.
Неровные движения.
Дерганный, чуть затравленный взгляд.
Жар, пышущий от его тела.
Колыхающееся в воздухе напряжение.
Приоткрытые губы.
Глаза, чей взгляд устремлен на нее, только на нее.
Хочется... сейчас... не медля...
Он наклоняется. Губы обжигают кожу даже сквозь тонкую ткань перчаток.
Идиот.
Они для твоей же безопасности.
Его спонтанный жест заставляет ее вздрогнуть, вынырнув из все глубже затягивающего водоворота желания.
Она наклоняется ближе, чтобы он наверняка услышал, ощутил ее шепот:
– Мне нужна твоя помощь...
Она еще сомневается. Стоит ли продолжать игру. Стоит ли привязывать его к себе. На него нет заказа. Убийство сотрудника СБЦ повлечет за собой ненужные неприятности. Он будет полезнее с трезвым рассудком.
Но...
"Интересно, как это - пережить с ним все его воспоминания?.."
– Меня обидел один человек, но я никак не могу к нему...
"Подобраться. Какого плешивого ворка ты творишь, Лира?"
– Никак не могу найти его, чтобы поговорить. Поможешь, Коль-ят? – она будто пробует имя на вкус, оно тянется и трепещет у нее на губах. – Его зовут Джимми, – это имя резче, с затаенной злостью, с искренним раздражением, почти яростью. Спокойнее. Не спугнуть. Не пробудить раньше времени:
– Кажется, его называют Дерганным.
Это все, что она смогла вытащить из Зераха. Потом он расклеился окончательно. Готов был признать за собой все грехи человечества, начиная с Войны Первого Контакта, а может и раньше - их историю она знала хуже всего. Поплыл от взрыва эмоций, играющего блюз на его и без того подпорченной нервной системе. Грязной. Обожженной. Колючей.
Не то, что...
Прохладная шершавая рука касалась ее спины.
Невольно поглаживала при движениях тела, при неуклюжих поворотах танца.
Охотница, слишком увлекшаяся процессом, поддавшаяся эмоциям жертвы. Но это было так... вкусно!
Теперь она смотрела на сползающий пиджак не оценивая лицо для взаимодействия, а пытаясь увидеть, что прячется под ним.
Эрелира сглотнула, переместила обе руки к нему на плечи, небрежным движением подтянув ворот, поставив его в смешной хохолок у шеи, зафиксировав, чтобы не отвлекал, чуть оттолкнула, удерживая пальцами плечи, чтобы снова видеть глаза, заглянула снизу вверх:
– Пожалуйста... Ты единственный, кому я могу доверять.

+1

6

Ее грация с лихвой окупает его неуклюжесть. Где-то бесконечно далеко тягучая мелодия скрипки сменяется однообразным ритмом техно, но они продолжают двигаться в такт своей собственной музыке. Глухие и слепые к окружающему их миру. Она смотрит ему в глаза. Ее шепот звучит громче крика. Ее голос вибрирует, резонируя в нем где-то глубоко. Там, где лихорадочно бьется сердце. Там, где раньше был лишь хаотический клубок из непонятных ему чувств. Она принесла с собой не только беспорядочно чередующийся с ознобом жар. Она – ясность. Она – аксиома. Она – единственная возможная истина.
Каждое ее слово – закон.  Всего на секунду его взгляд скользит к ее губам, а голова непроизвольно двигается вперед. Сократить дистанцию. Вдохнуть запах, в котором к наверное очень дорогому парфюму примешивается еще что-то сладкое. Что-то предназначающееся лишь для него. Абсолютная память вновь подводит Кольята, не позволяя до конца распознать пойманную вскользь ноту аромата. Ее близость оглушает. Мягкая кожа под его ладонью мешает сконцентрироваться на чем либо кроме ощущения ее тепла. Возможно, именно поэтому он не сразу понимает весь смысл ее слов, а поняв радостно меняется в цвете, вскидывая на нее блестящие от абсолютного счастья глаза.
Он. Нужен. Ей.
Он. Должен. Защитить. Ее.
Она. Доверяет. Лишь. Ему
– Риша, – имя, произнесенное на выдохе. Как молитва его отца. Как название величайшей драгоценности галактики, – он больше не потревожит Ва...тебя. Я лично позабочусь об этом.
У таких, как Дерганый Джимми не должно быть ничего общего с совершенством. Не в меру активное юношеское воображение уже рисует Кольяту радужные картины грядущих подвигов во имя дамы его сердца. Вот он, высокий и сильный, протягивает ей ладонь, уводя из грязного притона. На донышке обращенных к нему светлых глаз замирают так и не пролитые слезы благодарности. Вот ее обидчик пятится от пульсирующего в его ладони сгустка темной энергии. Руки Джимми предательски дрожат, а и без того не блещущее даже по человеческим меркам красотой лицо искажает гримаса ужаса. Он будет умолять его. Он пообещает своему палачу все богатства Цитадели, но его судьба в конце концов все равно окажется в руках стоящей за спиной своего верного защитника азари.
У ее благодарности будет сладкий вкус.
Такой же, как и у ее губ.
Не осознавая что делает, Кольят вновь тянется вперед. Его ладонь скользит по точеной талии выше, на мгновение замирает на плече, позволяя большому пальцу прочертить линию выступающей ключицы, и наконец останавливается на ее щеке. Она прекрасна. Она идеальна. Она единственное, что реально в этом зыбком, подернутом дымкой мире.
Даже его воспоминания теряют былую остроту. Отрешенно он замечает мелкие детали. Врезающийся в боковой гребень воротник. Смазанное его пальцами алое. Тяжесть ее ладоней на его плечах. То, как раз за разом отказывает абсолютная память, захлебываясь в вязком тумане эйфории.
Она сказала "Дерганный Джимми". Это имя почему-то кажется ему знакомым. Это имя вызывает тревогу, совершенно не связанную с Ришей.
Не хотели впутывать...
Ма'айк вляпался...
Пересидите у меня...

Разрозненные обрывки которые напрочь лишенные любого смысла без дополнительного контекста. Разум пытается сопротивляться, но ее губы слишком близко.
Все остальное не имеет никакого значения.
Ее дыхание мешается с его собственным.

+2

7

Он загорается.
Вспыхивает, мгновенно заведенный. Она чувствует жар под пальцами.
Жар стекает каплями по ее спине.
Жар исходит от его близкого тяжелого дыхания.
Она пытается абстрагироваться.
Что-то есть в этом... Особенное.
Играет роль то, что он у нее первый дрелл? Особое строение нервной системы, выделяющиеся на коже химикаты, или...
Или то, что она у него первая?..
Еще раз вспоминаются неуклюжие движения, неуверенные слова, мгновенное, без малейшего сопротивления падение баррикад воли...
"Сколько же тебе лет, милый?.."
Не узнала, посчитала лишним более подробно выяснить что-либо о потенциальном информаторе - не стала тратить силы для копания в закрытых каналах СБ. И вот теперь... Теперь сломленный юнец готов прыгать ради нее в пекло.
А что ей толку?
"Риша" отстраняется не сразу, позволяя полным губам лишь мазнуть по ее собственным, почувствовав тепло его кожи и здесь. Но не резко, не испуганно, не возмущенно. На ее лице бликами цветомузыки рисуется вина. Сожаление. Обещание. Пальцы оглаживают шею: не сейчас...
– Спасибо! - искренность возгласа чуть смазана раздражением – как смазан макияж под его пальцами, - однако вряд ли и то, и другое имеет для него значение.
– Только... Прошу... Позволь мне поговорить с ним? – зал взрывается криками, басами, аплодисментами. Прелюдия закончена, пришло время к активным развлечениям. Кажется, здесь должен был пройти аукцион. Кажется, она даже заявлена среди его участников. Неважно. Они сами придумают отговорку – ей стало очень плохо, ей стало очень хорошо (последнее - недалеко от истины), что угодно. Люди склонны находить объяснения необъяснимому. Кто же заподозрит такую очаровательную даму во лжи?..
Она морщится, перестает сжимать его пиджак одной рукой и сосредоточенно трет висок.
– Здесь слишком громко. Пойдем? – она тянет его за руку, переплетая пальцы. – Ты же расскажешь мне всё?
Небольшая комната для гостей действительно прячет их от звукового шторма. Музыка приглушена. Воздух здесь прохладнее. Он должен хотя бы немного "протрезветь".
Лира мягко усаживает его в кресло. Сама устраивается на подлокотнике, спиной к нему. Барабанит пальцами по натянутой обшивке. Изящно наклоняется к журнальному столику, наливает и протягивает дреллу лёгкого сладкого вина.
Пальцы вновь соприкасаются – теперь на бокале. Она не спешит убирать руку.
– Душно, правда? Так ты поможешь? Скажешь мне, где он? Пожалуйста, Кол-ль...
Если он даст ей ответы, если будет умным мальчиком и не рванет с места в карьер и под пули – получит свою награду сейчас.
Но нельзя оставлять здесь тело. Определенно нужно будет договориться о втором свидании...

Демон алчно облизывается. Демону очень хочется попробовать новое блюдо. Неуверенные движения только раззадоривают его.
Показать.
Научить.
Оставить ярчайшую вспышку в выбеленном начисто сознании.
И ничего более.

Азари мягко наклоняет голову, ожидая ответа. Внешне расслабленная. Струяющиеся линии платья. Мягкий свет. Теплая улыбка.
И только подрагивающие на обивке пальцы выдают внутреннее напряжение.

+2

8

Совмеска с Колем.

"Ты будешь просто переводчиком, дочь, ты лучше моего схватываешь их язык, тем более Аширра любит официоз. Помнишь как мы ходили на приём Матриарха Шанез?"
Ориана, конечно, помнила. Как и то, что госпожа Шанез странно глядела на молодую человечку, словно... Словом, вгоняя эту самую человечку в краску, да ласковыми касаниями ладони - вынуждая заикаться. Правда, родителям тогда не обмолвилась, предпочтя, позорный, разумеется, конфуз, зарыть поглубже. Сегодня, надеялась, подобного не повторится, да и держать себя букой научилась. Главное платье без выреза, какие любят Шени и Карла и норовят на любой выход в злачные места на Сильверсан-стрип натянуть на подругу.
Да и показывать, откровенно говоря, нечего. С Мирандой они близнецы лишь формально, мда. И отчего завидно?
- Хорошо, я вернусь через час и быстро...
- Лучше едь прямо туда, я перешлю координаты, - девушка кивнула и выключила кпк. Пусть так. В любом случае, папа не пропадёт, а ей нужно узнать какого варрена Кольята шатает вторую неделю, да столь сильно, что друг впервые устроил такой длительный перерыв в общении, сведя к инимуму. Раньше она даже с работой ему старалась помогать, если в том могли быть прменены её познания в хитростях сетевой системы Цитадели. Хотя... Орава малолетних хакеров справлялась наверняка не хуже, - ревниво думалось ей, когда чеканила шаг к дверной пластине в жилом секторе Президиума.
Вероятность, что Коль дома - мала. По крайней мере не на коммуникатор, ни на видеосвязь он не выходил, совсем. К какой-то детской обиде примешивалось, и в гораздо больших масштабах, беспокойство. В конце-концов офицер СБЦ это не сторож овец.
- Ну же... - тихо приговорила она, выжимая кнопку звонка. По ту сторону верещал звуковой сигнал, призывая хозяина.
Что поделать, если случайно - действительно случайно (ну, почти)! - узнаётся о пистолете, не чета тем казённым, которые выдают рядовым детективам могущим разве что оглушить? Ведь, хорошая броня и щиты защитят от травматического.
-...Открывайся, - безнадёжно закончила, отлипая от стены. Нет. Следующая остановка? СБЦ? Чёрта с два её туда пустят! Второй раз номер со "студенткой" не пройдёт.
В перерыве между двумя протяжными трелями коммуникатора за дешевой и совсем не звукоизолирующей дверью слышится странное шевеление. Ориана может поклясться, что различает шепчущиеся голоса и ни один из них не капли не походит на голос Кольята.
Уходить передумалось.
Грабители?
В доме СБЦ-шника? Тогда анекдоты правдивы.
Или... Голубые глаза едва сощурены.
Она облокотилась о давешнюю стену, наклонившись к микрофону:
- Это группа захвата N-7. Или вы откроете, или мы взломаем дверь! - проходящая пара покосились на полоумную девицу и продолжили путь. Мало ли пересмотревших приключения Бласто? Или сериала про капитана Шамперда?
В ответ на угрозу шевеление замирает, сменяясь абсолютной тишиной, только вот длится она недолго. Звук шлепков трех босых пар ног слышен без особого труда. Он затихает где-то в невидимой глубине квартиры, не оставляя особых сомнений - за дверью есть кто-то живой и этот кто-то не слишком жаждет скорой встречи с элитными солдатами Альянса.
Кажется, ей стоило избрать профессию актрисы.
Богиня, они что - поверили в элитарных солдат человечества?
- Это Ориана, у меня за спиной нет отряда, но мне срочно нужен Коль...ят или хотя бы ответ где он, - стало даже немного стыдно, за расползающейся улыбкой - напугать воспитанников друга - что дальше? Довести дежурного на входе в отделение до приступа?
Об опеке над подрастающим поколением, вверенном дреллу, ей было известно, как и то, что Кольят перегибал палку, по мнению начальства. И не только - любого разумного сноба Цитадели. Если это дети, а это вероятно именно они... То едва ли кто-то из них решится открыть кому-либо, кроме законного хозяина жилища.
Ну а настоящие бандиты не верят в вездесущих бойцов N-7.
- Я знаю, вы там, знаю, что не знает больше никто и никому не скажу, - уже много тише, почти шепотом продолжила Ориана.- Мне действительно важно. С ним...что-то произошло, - давить на это? Хорошо, если ребятам не всё равно на опекуна, одного из малости, кто не относится к ним как к швали. Да и самой  притворятся в волнении не приходилось.
Тишина в квартире длится так долго, что Ори мимоходом задумывается не ослышалась ли она. Возможно, внутри никого нет. Возможно, шепот и шаги лишь плод ее не в меру возбужденного воображение. В конце концов Коль живет один...
Когда ее палец вновь касается кнопки коммуникатора для последнего, наверняка такого же бесплодного, звонка, за дверью раздается уже знакомый топот босых ног. На этот раз одна пара. Значит ей не показалось. Металлическая пластина отходит в сторону плавно, являя свету человеческого мальчишку едва ли десяти-одиннадцати лет от роду. Его чумазое лицо насуплено, а глаза совсем не по-детски серьезны, глядя прямо на названную гостью.
– У Коля неприятности?
На лишние любезности он явно не настроен.
- Вероятно, - кивает она, разглядывая мордаху по ту сторону. Едва ли что-то можно заметить за его спиной - щель слишком мала. - Я собираюсь узнать, насколько крупные, - интересно, своим птенцам он доверяет больше чем ей? Ухнула в груди новая, детская обида. Впрочем, такую несвоевременную глупость девушка быстро подавила.
- И вы единственные, кто общается с ним больше меня, - закончила Ори, едва дрогнув уголком рта. - Меня зовут Ориана.
– Я знаю кто ты. Коль говорил.
Мальчишка делает шаг в сторону, кивком приглашая ее внутрь. За дверью так темно, что Ориане приходится дать глазам время на адаптацию. Все окна наглухо закрыты жалюзями. Все встроенные в потолок диоды дезактивированы. Снаружи постороннему наблюдателю наверняка покажется, что квартира пуста, однако на деле это очень далеко от правды. Из открытой двери чуть дальше по коридору высовывается увенчанная характерными рожками голова саларианского подростка. Проводник Ори делает предупреждающий шаг вперед, блокируя любые поползновения своей спутницы приблизиться к еще одному нарушителю границ частной собственности.
– Мина, я же сказал тебе взять Джемму и не высовываться из кухни!
В голосе мальчишки кроме раздражения слышится...страх? Он вновь переводит напряженный, колючий взгляд на Ориану, похоже, пытаясь предугадать ее следующее действие.
– Ли, извини...
– Мина. Возвращайся к Джемме. Я сам разберусь.
Саларианка послушно кивает и исчезает из поля зрения.
- Если Коль обо мне говорил то едва ли упоминал свойство закладывать кого-либо, - она отрицательно кивнула, но опасения понимала. Что же. - Я уйду сразу, как только... Узнаю что находится на личном терминале нашего общего друга. Я знаю некоторые комбинации и смогу обойти код защиты, - ведь, наверняка он позаботился поставить хороший блок, учитывая публику. Хоть и сомнительно, чтобы ребятам пришло в голову издеваться над дреллом. Или подставлять того.
Оглядев бегло обстановку. заметила на диване форму сотрудника СБЦ. Свела брови.
Вот и первый звоночек. Пусть и, быть может, надуманный.
Гостью мальчишка слушает вполуха, явно куда больше интересуясь тем, послушалась ли его приказа саларианка. Едва Ориана замолкает, квартира вновь погружается в тишину, однако на этот раз она отнюдь не абсолютна. Со стороны гостиной доносятся два приглушенных голоса. Один из них принадлежит Мине, второй же куда более высокий, по-детски звонкий. Очевидно, что лет пока не представленной лично Джемме совсем немного.
– Если Коль влип мы все в глубокой батарианской заднице...
Без девчонок за спиной Ли заметно стухает. Он все еще преграждает путь Ориане, однако в его голосе усталости намного больше чем запала. Похоже сказанное гостьей было совсем не тем, что он хотел услышать.
– Ты же "студентка", правильно? –  взгляд чересчур серьезных как для подростка глаз встречается со взглядом Ори. – То дерьмо, в которое вляпался Коль, тебе не по зубам. Мы разберемся сами.
Она едва не скидывает с языка ругательство.
Ну, конечно! Вы справитесь сами...
- Если вы попробуете ему помочь, то точно влипнете и... - интересно, что случается с сотрудниками, фактически укрывающими подследственных? То, что малыши не группа продлёнки на квартире детектива - не сомневалась и никто не станет. Она достаточно общалась с дреллом, чтобы понять, пусть поверху, кухню СБЦ. - И подставите Коля. Вы, ведь, этого не хотите, верно? - чуя ледяное молчание, поняла свой промах. - Я неверно выразилась. Открыто вам помогать нельзя, но в ваших силах помочь мне его найти. А я смогу привести к нему помощь, договорились? - Она присела на корточки, убрав разницу в росте. - Я очень за него переживаю, как и вы. Но я не беззащитна, - протянув кисть вверх, расслабила ладошку. Над рукой вспыхнуло ленивое пламя биотики, переливаясь всеми оттенками индиго. Ориана стряхнула кисть. - Вот... Мне нужно знать содержание его переписки. Только так мы узнаем след.
От характерного голубого сияния вокруг ладони гостьи мальчишка невольно отступает, удивленно расширяя глаза. Он уже видел что-то похожее когда впервые встретил Коля. Биотика. Покорная воле живого существа темная энергия. Сила, разрушающая так же легко, как и созидающая.
–  Ух ты! –  совсем несолидный восторг срывается с его губ до того, как Ли успевает остановить себя. –  Получается, что ты как Коль того...способная. Я думал у людей такое редко бывает.
За любопытством все недавние опасения оказываются безнадежно забытыми. Для беспризорников Цитадели биотика – красивая картинка из очередного видео, временами – недостижимая мечта быть сильнее своих обидчиков. Восторг, впрочем, быстро сходит на нет стоит мальчишке до конца осознать весь смысл сказанного Орианой. Он и без ее упреков знает, чем для Кольята может закончится чрезмерно близкое общение с беспризорниками. Особенно если он действительно влип.
–  Коль помогает брату Джеммы. Она самая младшая из нас и из-за нее Ма'айку срочно нужны были деньги. –  виноватый взгляд Ли упирает в пол, упорно отказываясь смотреть на гостью. –  На Цитадели вентиляционным кры...таким как мы можно быстро заработать только нелегалом, вот Ма'айк и подвязался курьером к одному из торговцев сув... сум...субстанциями.
Сложное слово мальчишка выговаривает медленно и тщательно, в конце все равно сползая на почти шепот. Несложно догадаться где он умудрился подхватить его. Похоже, что с работы Кольят притащил к себе в дом не только дружную троицу малышни, но и документы, которым, наверное, лучше бы оставаться конфиденциальными.
–  Короче, Ма'айк три недели как того...с концами. Пропал. Мы сначала думали ждать, но Коль из меня всю душу вместе с правдой вытряс и начал сам его искать. Сама понимаешь, к его друзьям-приятелям из СБЦ с таким не попрешься — Ма'айку сейчас нельзя на исправительные, если их с Джеммой разлучат он ее больше не найдет...
Значит, Ма'айк. Она немного слышала о делах Коля, он не спешил делиться, как, впрочем, и она, своими проблемами. Куда больше времени они проводили в сетевых играх, словно иное их связывать не могло, или же за наблюдением обывателей Президиума, когда удавалась минута вырваться из кабинета или прогулять ненужные лекции.
- Где его КПК? У него же есть личный... - канал, на который никто не выйдет и который невыносим из жилой зоны владельца.
Когда ей принесли пластину, Ориана села на край дивана со сбитым покрывалом и висящей не подлокотнике футболкой СБЦ-шника.
Губы девушки безмолвно шевелились, когда она силилась вычитать нужные данные из потока хлама - спам, приглашения в рейд, приглашение...по пиву? Джереми поганец, Кольяту всего семнадцать! Как-то Миранда смеялась, что у Орианы обострённое чувство занудности. В общем-то, наверное, права, при физиологи дреллов, это, наверное, нормальный возраст, не хуже восемнадцати людских.
Наверное, но лентяистый напарник-повеса Коля ей всё равно решительно не нравился. И какие шуточки от отпускал самой Ори пару раз, если доводилось оставался наедине в ожидании...Но это не важно сейчас.
Важно это:

"Вы меня не знаете.
И лучше бы не знали.
Но вы копаете под одного человека.
Я знаю, где его найти. И как заставить говорить.
Если предложение интересно, приходите на званый вечер мистера О'Нейла. Приглашение на одну персону прилагается. Однако без должного костюма вас все равно не пропустят."

Званый вечер митстера О'Нейла. Воодушвление пришло от осознания удачи. Отец идёт туда же! И она будет присутствовать!
Богиня!
Порывисто поднялась, едва не свернув светильник на длинной ножке.
- Я знаю где он, - задавив волнение, улыбнулась ободряюще.
- Итак, я сейчас уйду и вы будете вести себя тихо-тихо. Не так, как шумели, когда пришла я, то есть вас правда было слышно, - пояснила после секундной паузы. - И не открывайте никому кроме Кольята. И меня, - закончила тише. Все понимали. что этот исход означает худшее.
Вместо ответа мальчишка послушно кивает. В его взгляде больше нет былой бравады. Ее место окончательно и бесповоротно занял страх. Коль вляпался. Слова о глубокой батарианской заднице оказались воистину пророческими.
– Только если вы через два дня не вернетесь мы делаем ноги. – о своих намерениях гостью Ли оповещает со всей серьезностью одиннадцатилетнего ребенка трущоб. – Если Коля начнут искать, мы не отделаемся одними исправительными. Помоги ему, ладно?
На последней фразе голос беспризорника опасно срывается, но мгновением позже он уже остервенело, до красноты, трет глаза, не позволяя Ориане увидеть свои слезы.
– Два дня. Мы будем сидеть тише воды и ниже травы.
Это её успокоило. Но только это. Волнение за Коля возрастало с каждым шагом прочь от его квартиры...
Гардероб Орианы, по настоянию матери, искрился разнообразными брендами, в основном азарийскими, для приёмов важных и не очень. Родители уважали официоз, приучив к тому свою дочь, только сейчас, буквально на минуту, количество выбило драгоценные минуты поиска.
Тем не менее Ориана побила рекорд по сборам. И кар, вызванный по каналу такси-службы, казалось, летел несколько столетий.
Он в опасности - вопило что-то внутри, едва не обрываясь истерикой. Только прибыв на место, смогла привести взять себя в руки, придав лицу выражение блаженной праздности - как подобает юной девушке, когда её встречает папа у стоянки  хозяйского дома.
  - Наконец-то! Пойдём, представлю тебя гостям.
  Отвязаться от лишних, сейчас, знакомств, удалось с трудом. Осторожно, будто вопросами она ступала по минному полю, вызнала про некоего синекожего дрелла, который, конечно же, тут был! Многие дамы заметили юношу столь необычного вида. но, увы, он отошёл с азарийской красавицей.
  - Так что, нам с вами нужны гребни, дорогуша, - тупо и пьяно хихикала одна из допрашиваемых светских львиц.
  Азари, значит...
Хотя удивляться потенциальному информатору СБЦ не приходилось, самая хваткая раса Галактики по сути принесла своих дочерей в самые заскорузлые сферы жизни, в том числе криминал. В какой-то момент, Ориана усомнилась в верности поступка. Срывать переговоры другу было бы подло, учитывая то, как он, на износ, работал, чтобы спасти незадачливого хакера. С другой стороны, у неё было достаточно мотивов просто узнать в чём дело. Подслушать?
Ускользнуть из-под опеки отца, найти зазевавшуюся служанку и аккуратно взять со стола с подносами один из, чтобы пронести к указанной ширме.
-  ...кажешь мне, где он? Пожалуйста, Кол-ль...
Режет хрустальный шепот, слышный от проёма. Она краем глаза видит бирюзовый перелив мелких чешуек космической девы и лицо Кольята.
У неё - красивый обрис профиля, как у любой тессийки. Она говорит с ним. Просто говорит. Спрашивает.
Это - не твоё дело, Ориана. Иди обратно, потом сама его расспросишь - когда выйдет...
Только вот, она не то что не вышла, а сделала ещё шаг в комнату. И ещё.
- Коль! - как глупо! Сейчас он раздражённо вскинет голову, и... Будет жутко стыдно.
Только он не реагирует, он смотрит только на собеседницу. Только на неё одну, будто ничего более нет в этом мире.
Орианна однажды видела - так смотрят на возлюбленных.
Где-то далеко в глубине души неприятно ёкает, но она быстро гонит наваждение, идиотское, сиюминутное.
Что-то не так. Разум пытается найти обоснование необычному поведению ершистого приятеля.

+2

9

Она позволяет ему самую малость. Прикосновение вскользь, жаром к жару, губами к губам. Обещание большего. Не здесь. Не сейчас. Да, слишком громко, но пульсирующее где-то в висках сердце с лихвой перекрывает все остальные звуки. Все, кроме ее голоса. Кольят послушно кивает в такт каждому слову будто болванчик-элкор на столе у Рика. В конце концов ее просьба – сущая мелочь. Поговорить. Разыгравшееся юношеское воображение вновь рисует радужные картины. Он пригвоздит Джимми к стулу блеском металла вокруг запястий и лодыжек. Он без раздумий ударит его, когда с разбитых губ сорвется первое ругательство. Риша создана для большего. Риша достойна большего. Риша имеет право на большее.
Весь мир вращается вокруг Риши.
На поверку ее пальцы не только мягкие, но удивительно цепкие, переплетающиеся с его собственными в настолько естественном жесте, что у Кольята не остается больше никаких сомнений – она создана именно для него. Он пойдет за ней даже в темноту черной дыры, удерживающий их галактику в абсолютном балансе. Он сделает все, что она попросит. Он без раздумья убьет за один короткий, благосклонный взгляд. Последняя мысль появляется из неоткуда, на мгновение заставляя его напрячься. Что-то не так. Его память подернута белесой дымкой, утратив яркость и цвет. Его память кажется далекой и чужой. Что происходит? Почему он здесь?...
Ее пальцы касаются его ладони поверху тонкого стекла бокала, разом отметая все сомнения в сторону. Все правильно. Все так и должно быть. Она для него. Он для нее. Губы Риши двигаются, но слова Кольят начинает воспринимать далеко не сразу, с глупой полуулыбкой наблюдая за сидящей на подлокотнике азари. Она не идеальна, нет, она совершенна в своих изъянах. Даже ненароком смазанный макияж кажется ему уместным. Меткой, которую оставило на ней его прикосновение. Подтверждением уже очевидной истины.
Она для него.
Он для нее.
Просто и понятно.
Ответить на вопрос-просьбу он не успевает. Через несуществующую толщу воды над головой Кольят слышит еще один голос. Чужой и знакомый. Лишний и необходимый.

«На Земле их бы назвали гейшами.»
Она закусывает губу. Явно волнуется. Я чувствую лишь раздражение. Что ей на самом деле нужно кроме бесполезного урока земной истории?
«...Команды Нормандии, а в частности вашего отца и... Моей сестры.»
Конечно. Опять отец. Отец и Нормандия. Все пути к единому истоку.
«Я ничем не могу Вам помочь.»

Машинально он поворачивается навстречу едва шагнувшей в комнату человеческой девушке и несколько раз рассеянно моргает, силясь понять с чем связано неожиданно живое воспоминание. Он знает ее. Он должен ее знать.

«Псс, Марк, слышал, ручная ящерица Бейли нашел себе подружку.»
Второй постовой удивленно присвистывает. Мои ладони сжимаются в кулаки.
«Ты серьезно? Нет, я конечно верю в чудеса, но это сродни явлению Санта Клауса народу.»
Биотика пульсирует вокруг моих пальцев в такт бешено бьющемуся в крови гневу.
«Помнишь студентку, которая Рика осадила. Как ее там... Ири... Ори...»

– ...ана? – у него получается выговорить вслух лишь половину чужого имени.

+2

10

Раздражение.
Нельзя допускать его, сейчас, когда контакт налажен, её эмоции очень хорошо чувствуются им. Она коротким усилием воли заставляет себя успокоиться, вернуть то чуть завороженное состояние. Мерные удары сердца, лёгкое покачивание, теплое дыхание.
"Откуда взялась эта девчонка? Его подружка? Непохоже, она не бросается яростно выяснять отношения. Коллега? Нет, слишком заинтересована. Поклонница? Похоже. Или близкий друг. Одно другого не отменяет. Девочка, ты очень невовремя".
Она заставила его отвернуться, захлопать глазами, вспомнить. Азари все еще касается его руки, она не видит воспоминаний, но чувствует их присутствие, эмоции, которые с ними связаны. Беспокойство, раздражение, злость. Не похоже на радость встречи. Что ж... Тем лучше.
Двумя пальцами она возвращает его голову в исходное положение.
"Не нужно на нее смотреть. Есть я. Смотри".
Она не отрывает взгляда от его черных глаз, когда придвигается ближе, продолжает держать его за руку, накрывая полные губы своими.
Короткий, тщательно выверенный выдох, будто она давно ждала этого момента. Аккуратное, почти нежное движение губами. Короткое отстранение.
– Кол-ль? Ты её знаешь? Я бы не хотела, чтобы нам мешали, – последняя фраза почти приказ, подкреплённый коротким разрядом по возбуждённой нервной системе.
Ей необязательно произносить своё желание вслух, но может быть до незваной свидетельницы дойдёт, и она исчезнет прежде, чем подпишет себе не самый приятный приговор.

офф

Сорри за слоу и короткопост, но дальше совместка, определенно.

+1

11

Трио.

Сначала она чувствовала себя чужой. Теперь она чувствовала как пылает лицо от жара смущения и... Чего-то дикого и неправильного. Почему эта азари, почему так близко, почему она так властно с ним говорит, как она может приказывать, словно Коль послушная сомнамбула?!
Почему он не глядит так на неё?
Нет! Это уж совсем глупо!
Но слова азари заставляют вздрогнуть.
Чтобы нам не мешали. Отчего-то возвращается эхом: "Убери мусор, Ко-ль."
Мнительность, возможно, но больше сейчас гнева.
- Я имею право мешать, - твёрдо говорит Ориана, резко поставив поднос на стол, так что бокалы падают и жалобно звеня, поливают тонкий блестящий пластик пахучим вином.
- Кольят, о тебе не было вестей несколько недель, я волновалась... - осеклась, оглянувшись на незнакомку. Продолжать дальше просто не могла. Потому что это касается их, не синекожей кобры. В гостевом холле заиграла новая музыка, тут приглушённая. Начал сигналить КПК. Отец её искал, но Ориана не могла пока отойти, оставить друга наедине с этой... Этой.
Увести, отрезвить. Ненормально себя вести так! Да он словно... Одурманенный? Разве азари так могут? Она вдоволь наблюдала за лазурными красавицами, живя среди них, взрослея среди вековечных дев.
Что-то не так, но что... Напиток? Наркотик? Шантаж, наконец? Нет, последнее отпадало.
Коль...
- ...Пожалуйста... - продолжила мысль словами.
В голосе Риши – шум разбивающихся о берег волн бесконечного океана Кахье. Они накрывают Кольята с головой и утягивают его глубже. Туда, где голос знакомой незнакомки похож на отдаленное эхо. Туда, где нет ничего кроме жара от чужих губ на его губах. Он должен вспомнить что-то важное. Он пообещал... Мысли сбивает с пути по затянутому маревом лабиринту раздражение, не такое живое и яркое как обычно, но от этого все же не менее реальное. Человеческой девушке здесь не место. Человеческая девушка мешает Рише. Человеческой девушке нужно уйти. Кольят поднимается, сбивая на пол безнадежно позабытый бокал. Вокруг его сжатой в кулак правой ладони разгорается характерное свечение биотического поля, пульсируя в такт словам.
– Нет. Я не знаю ее.
Нет ничего важнее Риши.
Ориана, сначала, отшатнулась.
Я не знаю её.
Нет.
- Кольят, - она докричится до него. Теперь точно. Он не в себе, не в себе из-за… - Коль, это я Ори, студентка, которая уела Рика на проходной. Прошу. Вспомни, - теперь в её голосе неподдельное беспокойство. Колебалась всего пару секунд и на третью протянула руку, коснувшись щеки дрелла, ловя его взгляд. Что он сделает сейчас? Ударит? Перехватил и заломит? Она даст отпор, ровно настолько, чтобы оглушить, но не навредить. А вот что делать с той, кто наверняка превосходит её по силам, Ориана не знала. Только чувствовала подспудно, что противница опасна, очень…
Но – пока не убирает ладонь, накрывая скулу полностью. Всё  творящееся не должно было происходить. Он не должен бы идти сюда один, не должен был так рисковать и не сметь подстраховаться…
Что же ты наделал?
Азари мягко встает, будто стекая с подлокотника, переступает натекшую лужицу - её  не коснулась ни одна капля. Аккуратно касается его руки, оставаясь за спиной, гася биотику, улавливая отблески эмоций.
- Не нужно лгать, Кол-ль... - она следит за её рукой, не выказывая ни малейшего признака недовольства. - Не нужно. Поговорите позже, ладно? Мисс? - спокойный взгляд из-под длинных ресниц. - Не хочу вам мешать, но мне нужна помощь. Отговорите своего друга бросаться в пекло. Я хочу найти одного плохого человека, остальное сделают специально обученные люди. Ему незачем подставляться.
Оценивающий взгляд. Она выглядит сильнее, увереннее, твёрже. Он ей небезразличен. Незваную гостью своего друга она определенно запомнит, всё вызнает, если произойдет что-то плохое.
Две жертвы или ни одной...
- А потом я уйду, - азари отпускает руку и делает шаг вперед, пытливо заглядывая в глаза собеседницы. При желании она может подчинить себе несколько десятков, а может и больше, не пробовала, но после столь неудачного опыта не решается. Вдруг у этой девчонки тоже никого не было?..
Демон предвкушающе облизнулся.
                         
У нее удивительно мягкая кожа. Не малейшего изъяна. Ни малейшей шероховатости. Я смотрю на чужую ладонь в своей и гадаю хватит ли чересчур сильного нажатия ногтей для того, чтобы под ними проступила кровь. Люди – хрупкие существа. Она – хрупкая не смотря на...

Прикосновение чужих пальцев к скуле приносит с собой новую память. Ее зовут Ориана. Она пришла к нему за помощью. Отец. Нормандия. Сестра. Датапад с личным делом в его руках. Туман понемногу рассеивается, но его все еще достаточно для того, чтобы притупить большую часть эмоций. Риша говорит, что он не должен лгать. Риши разрешает ему вспомнить. Кольят не может избавиться от нового, странного чувства, что его тянут в противоположные стороны две неравные силы, и только он может решить, кто проиграет, а кто победит.
Он и Риша. Под ее ладонью биотическое поле рассеивается, а его рука безвольно опускается так и не нанеся первый удар. Он не должен причинить Ориане боль. Он не может причинить Ориане боль.
Не смей забывать. Это важно.
– Она — друг. – понять без дополнительного контекста о ком из присутствующих он говорит практически невозможно. – Я хочу помочь.

0


Вы здесь » Mass Effect: Wandering » Самый важный момент » "Званый ужин со смертью" — 14.10.2185


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC